Автор Тема: Эвакуация  (Прочитано 5687 раз)

Анна

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 2
  • Карма: +0/-0
    • Просмотр профиля
Эвакуация
« : 14 Декабрь 2016, 12:11:00 »
Скажите пожалуйста,где можно найти списки эвакуированных из Ленинграда в Буйский район? Или сведения о проживающих в этом районе во время ВОВ?

Пётр

  • Администратор
  • Постоялец
  • *****
  • Сообщений: 175
  • Карма: +8/-0
    • Просмотр профиля
Re: Эвакуация
« Ответ #1 : 21 Декабрь 2016, 23:42:39 »
Попробуйте обратиться в профильные отделы администрации города Буя, а также в ГАКО: http://kosarchive.ru/

Пётр

  • Администратор
  • Постоялец
  • *****
  • Сообщений: 175
  • Карма: +8/-0
    • Просмотр профиля
Re: Эвакуация
« Ответ #2 : 21 Декабрь 2016, 23:45:25 »
Может быть данная информация по теме Вам пригодится. Цитата из книги В.Н.Флерова "Город Буй - земли костромской уголок":

В годы войны город Буй был важным стратегическим железнодорожным узлом: в сторону Сибири шли эшелоны с эвакуированными, ранеными, а в обратную сторону – свежие сибирские части, вооружение с уральских заводов.
Из воспоминаний Н.Н.Иконниковой:
«В августе 1941 года нас эвакуировали из Ленинграда. Я и тринадцатилетний сын Вадим прибыли в Буй. Нас, пять семей, поселили в пустующий дом, холодный, летнего типа. С собой у нас по приказу было по 8 кг. вещей на человека. Выехали в осенних пальто и обуви. Чтобы легче весили, одеяла брали с собой байковые. Устраиваясь на ночлег на новом месте, помню, как нашли какие-то доски. Прибили их к круглым поленьям. Матрасы и подушки набили соломой. Печь в доме была русская. Сразу пришлось думать о дровах. Не все могли идти в лес. Мы с сыном одной эвакуированной из города Пушкина, Володей, учащимся 9-го класса, отправились в лес на заготовку дров. Лесник указал нам, где их можно брать. Напилить надо было 5 кубов. Деревья толстые. Полагалось все сучья обрубить. Мусор сжечь. И только тогда лесник делал замеры и разрешал вывозить дрова.
Мы, люди городские, не знали самого элементарного, как приступить к пилке дерева… В лесу нам посчастливилось найти «подсанки». На них мы с Володей вдвоем и вывозили из леса дрова, до дома было 4 км. Дрова сырые, тяжелые. По дороге попадались горы, приходилось сбрасывать груз с подсанок и тащить его в гору по одному бревнышку. Потом снова все складывали и везли. Топили сырыми дровами, и тепла все равно не было. Топили, но всегда было холодно…
Наконец, подыскали себе съемную квартиру у жителей. Мне с сыном опять досталась квартира, где мы должны были вместо денег отапливать дом. Нам пришлось таскать баграми из реки обледенелые бревна. Носили на плечах. Пилили вдвоем, кололи. Растапливали с трудом – дрова сырые. Кушали завару из муки. Бывало, и подгорелую и пересоленную. Сын в октябре пошел в школу. Ни одного дня не пропустил. Хотя были дни, когда в доме и кусочка хлеба не было. Оставляю его дома, нет, не соглашается: «Пойду, надо учиться…».
С самого начала войны страна уделяла большое внимание спасению детей. Из районов, которым угрожала оккупация, эвакуировались тысячи детей. В Костромскую область поступали дети из Ленинграда, а позднее из Смоленской и Калининской областей. Уже 5 июля 1941 года из Ленинграда вышел эшелон с эвакуированными школьниками. Эшелон прибыл в Буй. Для приема его в городе не успели подготовить места, и детей направили в сельскую местность.
В июле 1941 года была проведена массовая эвакуация из Ленинграда детских садов и яслей. В Костромскую область эвакуация была проведена в два этапа: 8 июля и 15 июля. В Буйский район в начале поступило свыше 800 детей из Ленинграда. Ленинградские дети эвакуировались в основном организованно в составе детских учреждений – детских садов и яслей. Ехали они со своим обслуживающим персоналом: воспитателями, врачами, медсестрами. Везли и запас продуктов. Первоначально для приема детей временно были закрыты детские учреждения города, а потом дети поступали в район, в подготовленные для них помещения.
С декабря 1941 года в район стали поступать дети, вывезенные из блокадного Ленинграда по «дороге жизни» через Ладогу. Это дети в возрасте от 4 до 7 лет. Внешний вид вновь поступивших всегда потрясал местных жителей: «Худющие, как скелеты». Это была правда. Некоторые были настолько истощены, что едва ходили без посторонней помощи. Изголодавшимся, страдавшим цингой и дистрофией детям, не хватало даже усиленного питания».

Пётр

  • Администратор
  • Постоялец
  • *****
  • Сообщений: 175
  • Карма: +8/-0
    • Просмотр профиля
Re: Эвакуация
« Ответ #3 : 21 Декабрь 2016, 23:46:12 »
Из воспоминаний Манефы Васильевны Дубовой, во время войны служащей в Буйском эвакостационаре:
«В апреле 1942 года в город Буй прибыли эвакуированные ленинградские дети, истощенные, больные. У вокзала были установлены столы, и детей, которые могли ехать дальше, кормили. Слабых взрослых и детей перевозили в эвакостационар. Грязные, вшивые, кровавый понос. Их надо было осторожно мыть, одевать. Страшно было прикоснуться. Мертвых складывали в специально сделанные деревянные ящики, установленные на грузовых машинах. Отвозили на кладбище, где заранее были вырыты ямы на 20 человек каждая.
Эвакостационар размещался в здании школы №2 (потом там была школа №8). На первом этаже располагались взрослые, на втором этаже – дети. Дети очень ослабленные, каждую ночь умирало по 3-5 человек. Спали они на матрацах, набитых соломой, которая в начале была мороженой…».
Многие буевляне на время войны брали на воспитание эвакуированных, осиротевших детей. Их усыновляли, удочеряли. Буйская партийная организация постановила каждому члену партии взять по одному ребенку. Детей взяли многие: секретарь горисполкома Соловьев, начальник особого отдела, железнодорожники и другие жители города.

 

Яндекс.Метрика